Cайт
Объединенной Демократической оппозиции Туркменистана (ОДОТ)
Эркин Туркменистан (Свободный Туркменистан)
Рубрики:

***

Краткая справка о туркменистане:
  • Территория: 488,1 кв.км (С юга на север - 650 км, с запада на восток - 1100 км).
  • Население: 4,350 млн. 80 % - туркмены
  • Религия - ислам (сунниты)
  • День независимости: 27 октября (1991 г.)
  • Форма правления: президентская республика
  • Правитель - Гурбангулы Бердымухаммедов, 2007-...
  • Государственный язык: туркменский
  • Столица: Ашгабат (540 тыс. чел.)
  • Денежная единица - с ноября 1993 года манат (курс: 1 USD = 14250).

***



Рейтинг@Mail.ru


Научное наследие Г.И. Карпова. Часть 12.
Хроники, часть 4

Продолжение книги С.Демидова о Г.И.Карпове.

 

ГЛАВА II

 

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ Г.И.КАРПОВА

 

Как мы уже видели в предыдущей главе, научное наследие Г.И.Карпова, отражающее широкий диапазон его интересов, весьма многогранно. Поэтому, чтобы, по возможности, чётче представить эти грани, его публикации и материалы можно, на наш взгляд, свести к следующим направлениям и темам: работы общего плана, связанные с Туркменистаном; история Туркменистана дореволюционного периода; история Туркменистана советского периода (Октябрьская революция и гражданская война; басмачество; социалистическое строительство; Великая Отечественная война; история компартии и комсомола республики); этническая история туркмен и их родоплеменная структура; туркмены за пределами ТССР; различные вопросы этнографии туркмен; туркменский фольклор, литература и язык; народы за пределами Туркменистана (территория СССР; зарубежные страны); прочее.

Конечно, такое разделение в известной степени условно, ибо в ряде работ так или иначе затрагиваются и вопросы некоторых других тем. Последовательность в перечислении вышеназванных направлений и тем относительно научного наследия Георгия Ивановича также условна, ибо исходит лишь из общей логики выстроенности, как мы её понимаем. В то же время, скажем, такое направление как этническая история туркмен и их родоплеменная структура на протяжении всего периода пребывания Г.И.Карпова в Туркменистане являлось своего рода лейтмотивом его научного творчества. Но, если судить лишь по вышед­шим публикациям, оно ни по общему объему, ни по охвату тематики направления не может претендовать на первое место, так как большинство работ и материалов этого плана остались неопубликованными. Такая же судьба, увы, постигла в силу ряда причин целиком или в большей степени и некоторые иные темы в научном наследии Георгия Ивановича - например, темы Афганистана, Турции и, особенно, Ирана, которой он уделил много времени.

Делая маленькое вступление к данной главе, следует упо­мянуть еще о двух моментах: как подписывал свои публикации Г.И.Карпов и с кем он сотрудничал в плане соавторства. Насколько нам известно, Георгий Иванович подписывал свои рабо­ты полной фамилией и одним или двумя инициалами, отвергая до­вольно распространенную в 20-х - 30-х г.г. манеру прятать от читателя фамилию автора за её начальной буквой или путем сокращения до начальной буквы и окончания.

Хотя следует упомянуть, что и у Карпова был литературный псевдоним, который он, правда, использовал довольно редко, - Хошгельды Бахтияров. Трудно точно сказать, с чем связано возникновение именно такого литературного псевдонима. Возможно, с тем зарядом здорового оптимизма, который заключен в этом имени и приездом самого Карпова на работу в Туркменистан: - Хошгельды – дословно, «Добро пожаловать!» («Благополучно прибыл!») а Бахтияр -дословно, «Счастливый». Насколько удалось нам установить, впервые этот псевдоним был применен Г.И.Карповым в публикации «Итоги борьбы с бандитизмом», вышедшей в «Туркменской искре» 17 января 1926 г. Думается, что использование псевдони­ма под материалом такого рода, где назывались конкретные данные и лица, было вполне оправдано. Ведь в это время Георгий Иванович работал замнаркома внутренних дел ТССР и опасность мести ему со стороны уголовных элементов могла значительно возрасти, тем более, если учесть, что ездил он по самым глухим районам часто практически без охраны (вспомним вышеописанный инцидент, произошедший в том же 1926 г. под Сакаром).

В ряде случаев - в публикациях и рукописях - хотя тоже довольно редко, мы видим сочетание фамилии Г.И.Карпова с иной фамилией. Это обычно бывало тогда, когда он, затрагивая тему, где его соавтор по своей специализации и компетентности мог внести реальную лепту. Поэтому среди соавторов Георгия Ивановича встречаем географа Е. Школьникова, экономистов Д.М.Батцера и Л.Курбанова, ираниста Д.В.Башкирова, фольклориста Н.Ф.Лебедева, историка В.Г.Мошкову, археолога и историка П.Б.Арбекова, филголога А. Ахундова, историка Ш.Батырова.

Среди публикации Г.И.Карпова 20-х - 40-х г.г. нет внешне солидных, пухлых фолиантов. Помимо значительного числа статей в научных и популярных периодических изданиях ряд его монографических работ представляет собой небольшие и неброские книги. Причиной этого, думается, являются не только скромные возможности полиграфии того времени, но прежде всего диктовавшаяся темпами самой жизни и перемен, происходивших в ней, а также отсутствием научной разработки многих важных вопросов, оперативностью, которая не позволяла, как в более поздний период целыми пятилетиями заниматься одной и той же темой, делая её сначала кандидатской, а затем докторской диссертацией и т.п.

С этим довольно тесно связана и такая важная сторона исследований как язык. Оперативность органически предполагает использование более простого, доступного языка. Язык работ Г.И.Карпова и является таким - простым и доступным широкому читателю. Причем ему в этом плане удалось счастливо избежать двух крайностей - туманностей наукообразности, которая чаще всего свидетельствует или о недостаточной компетентности автора в данном вопросе, или о слепом подражательстве, а с другой стороны - партийно-аппаратной забюрократизированности языка. В этом, очевидно, сыграли свою положительную роль работы такого корифея отечественного востоковедения, создавшего в конце 20-х г.г. первым очерк истории Туркменистана как В.В.Бартольда, контакты с известными востоковедами и ис­ториками А. А. Семеновым, А.Н. Самойловичем, А.Ю.Якубовским и др. Хотя, конечно, определенные недочеты и в языке, и в самостоятельной разработке источниковедческой базы, и в иных аспектах имели место у Георгия Ивановича на протяжении всего периода его научной деятельности.

 

Работы о Туркменистане общего плана.

 

Некоторые из работ Г.И.Карпова о Туркменистане носят общий характер, касаясь как дореволюционного, так и послеоктябрьского периодов. Поэтому нам представляется логичным выделить их в отдельный небольшой раздел, перейдя затем к работам и материалам Георгия Ивановича, имеющим в данном аспекте более или менее четкую хронологическую дифференциацию.

К работам общего плана можно отнести прежде всего три следующих монографии Г.И.Карпова: «Очерки по истории Туркмении и туркменского народа» (1940), «Прошлое и настоящее туркменского народа» (1942) и «Туркменская ССР» (1945). Как видим, все они подготовлены в зрелый период научной дея­тельности Георгия Ивановича и являются своего рода плодом его исследований данного региона.

По своему характеру названные публикации предназначены не только для учёных, но и для самого широкого читателя, интересующегося историей Туркменистана и различными сторонами жизни народов, его населяющих. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что первая из работ[1] была первоначально напечатана в нескольких номерах газеты «Комсомолец Туркменистана» за октябрь-ноябрь 1939 г. в связи с 15-летним юбилеем Туркменской ССР.

В книжке, изданной пятитысячным тиражом, кратко прослеживаются основные вехи древней и средневековой истории региона, начиная с конца 5-го тысячелетия до н.э. Интересно, что, говоря о завоевании Туркменистана арабами в 7 - 8 в.в., Г.И. Карпов даёт ему дифференцированную оценку, отмечая как отрицательные, так и положительные стороны[2]. Высказывает и своё мнение относительно появления знаменитых ахалтекинской и йомудской пород коней примерно в XYI -XYШ в.в. как потомков известных ранее пород, принадлежавших проживавшему в районах Боджнурда и Шапура (Иран) туркменскому племени баят, остатки которого ныне расселяются в Бурдалыкском районе на Амударье[3].

Подробнее останавливается автор на событиях середины XIХ в., непосредственно предшествовавших завоеванию Туркмении царской Россией, самому завоеванию и так называемому колониальному периоду. Здесь, правда, правильно отмечая экономический фактор как главный в завоевании Закаспия, автор, говоря о последствиях этого завоевания, несколько односторонен, приводя в основном лишь отрицательные примеры и суждения. В этом, очевидно, сказались порочные стороны общей методологии отечественной исторической науки послеоктябрьского периода, когда в угоду руководству вся дореволюционная деятельность изобреталась со знаком минус. В отношении Туркменистана того периода следует сказать, что присоединение его к Российской империи, помимо отрицательных, имело для него и целый ряд не только отдалённо-объективных, но и конкретно-субъективных важных положительных моментов (прекращение кровавых междоусобиц между туркменскими племенами, грабительских набегов правителей соседних феодальных государств аламанства и связанного с ним рабства, кровной мести и т.д.).

А некоторые моменты вызывают остающиеся без ответа вопросы. Так, например, не объяснено, почему на большом совете-маслахате незадолго до Геоктепинского сражения предложение таких людей из числа руководителей как Ханахмед-аталык и Оразмамед-хан относительно мирных переговоров с генералом Скобелевым было не только отвергнуто, но и чуть не привело к расправе над ними.[4] В то же время убедительно, с нашей точки зрения, анализируются тактические ошибки текинцев, оттолкнувших их соседей - гоклен и йомудов - от активной совместной борьбы вместе с ними против экспансии царизма.[5]

Далее в монографии говорится о событиях, происходивших в Закаспии в период революции 1917 г. и последовавшей за нею гражданской войны, а также связанных с построением советской и национальной государственности в Туркменистане в 20-х - 30-х г.г., с экономическим и культурным развитием Туркменской ССР в этот период.

В качестве приложения к работе дается список «Литература и материалы, использованные автором», в котором приводится несколько десятков дореволюционных и советских изда­ний (с. 55 - 57).

Вторая из вышеназванных монографий, подготовленная Геор­гием Ивановичем совместно с экономистом Л.Курбановым, самим своим названием как бы говорит о сопоставлении двух эпох - дореволюционной и послеоктябрьской.[6] Изданная летом 1942 г., она, естественно, несла на себе в определенной степени отблеск военных событий. Поэтому последний из десяти её разделов так и называется – «Победа будет за нами!».

Первый раздел публикации знакомит читателя с образованием и административно-территориальным делением ТССР. Во втором – «Как жил туркменский народ до Великой Октябрьской социалистической революции» - кратко рассказывается о социально-экономических условиях жизни туркменских племен в прошлом, их взаимоотношениях с правителями соседних феодальных государств, в зависимости от которых находилась большая часть туркмен, - Хивой, Бухарой и Ираном. В нескольких фразах говорится о старых традициях обработки земли, лечении больных, а также, более подробно, о тех социальных группах и социальном неравенстве, которые существовали в туркменском обществе до революции.

Следующие разделы посвящены соответственно: развитию социалистического земледелия ТССР; становлению социалисти­ческой промышленности Туркмении; народному просвещению, на­уке и искусству в ТССР; здравоохранению в Туркмении; росту материального благосостояния трудящихся республики; положению женщин в ТССР как полноправного члена советского общества; братству и дружбе между народами СССР.

Следует сказать, что данная публикация, с нашей точки зрения, имеет, с одной стороны, определенное преимущество по сравнению с предыдущей работой, ибо охватывает больший круг вопросов и сторон жизни туркменского общества (прежде всего, хозяйственно-экономических, в чём, очевидно, сказывается то, что один из соавторов - экономист). Однако, с другой стороны, она проигрывает в плане слишком упрощенного, особенно в некоторых разделах, сопоставления прошлого с современным.

Прошлое носит здесь однозначно отрицательную оценку. «Как туркменский народ жил под властью царя, ханов, эмиров и их чиновников? Очень плохо» - читаем мы во втором разделе (С. 5). Далее идёт разъяснение этого тезиса. Однако ничего не говорится о положительных традициях народа, имевших место во всех аспектах его жизни. Естественно, это сделано, что­бы показать ещё резче контраст с достижениями в жизни турк­менского общества советского периода, однако столь упрощенный метод вряд ли может удовлетворить более вдумчивого читателя.

Думается, что следование в работе подобному методу -вынужденная дань установкам того времени, что подтверждается довольно частым обращением к цитатам и указаниям «любимого вождя» тов. Сталина, в то время, как в предыдущей работе его имя вскользь было упомянуто всего два раза.

Кроме того, вызывают вопросы некоторые конкретные поло­жения в публикации. Так, трудно согласиться с приведенной без указания источника цифрой, что «до революции во всей Туркмении было (лишь - С.Д.) 58 мектебов и кое-где одиночки-учителя, обучавшие на дому» (С. 17). Дело в том, что, например, ещё в 1899 году в Закаспийской области, составлявшей только часть Туркменистана, насчитывалось 132 муллы,[7] из которых почти каждый выступал и в роли учителя сельской школы-мекдепа . В разделе «Растет материальное благосостояние трудящих­ся Туркмении» говорится лишь о её неуклонном подъёме, хотя длящаяся второй год ужасная разрушительная война не могла не снизить - и значительно - этот уровень. Работа, судя по многим приведённым примерам, была написана в основном перед самой войной, и связанные с нею коррективы - трудности и страдания людей - удалось или было позволено внести далеко не везде,

Третьей из вышеназванных монографий является написанная также в соавторстве, с географом Е.Школьниковым, работа общего плана - «Туркменская ССР»[8]. Это издание выгодно отличается от предыдущего. После краткого введения излагается материал книги, разбитый на две примерно одинаковых но объему части, связанные с дореволюционным и советским периодами. К первой можно отнести такие разделы как «Историческое прошлое, территория и народонаселение Туркмении», «Хозяйство и культура Туркмении в дореволюционный период» и «Борьба туркменского народа в союзе с русским народом за свержение царизма и установление советской власти». Ко второй – «Развитие хозяйства и культуры Туркменской ССР за годы советской власти» с тремя подразделами и «Советская Туркмения в дни Великой Отечественной войны». В работе практически нет вообще славословий в честь «вождя народов», хотя сноски на его публикации, как работы Ленина, естественно, имеются. Зато основной автор, которым был, несомненно, Г.И.Карпов, находит место для того, чтобы интересно поговорить о различных жанрах туркменского фольклора, ибо «Туркмения с древних времён славится богатством и разнообразием родного творчества» (С.22). Помимо прочего, он упоминает как о письменных памятниках XIY-XY в.в. о религиозных книгах «Муин альмурид» и «Ровнак уль ислам» (С.23).

Как древнейший памятник туркменской литературы характеризует Г.И.Карпов эпос «Коркуд-Ата» , который через семь лет решением ЦК КБ(б)Т будет, расценен как националистический и в идеологическом отношении и целых 35 лет фактически в республике под запретом. «Этот богатый эпос состоит из двенадцати циклов сказаний, группирующихся вокруг легендарного старца Горкуда (Коркуда), - пишет Георгий Иванович, - В сказаниях отражена борьба туркменского народ против вражеской орды изменников и иноземных захватчиков, по древней традиции мусульман, именуемых общим термином - гяуры.

В эпосе повествуется о героических подвигах туркменских богатырей, мужчин и женщин» (С.23).

Переходя к туркменской классической поэзии, Г.И.Карпов особо характеризует творчество Махтумкули, которое «имеет глубоко народные корни. Оно оформлялось на базе освоения всей предшествующей культуры туркменского народа, а также братских соседних, народов» (С.24). Поэтому «он считается отцом туркменских поэтов-классиков» (там же). Давая им характеристику, высоко оценивает также Г.И.Карпов туркменскую музыку и ковровые изделия, которые свидетельствуют «о высокой художественной одарённости туркменского народа» (там же). В плане экономики отмечается довольно высокое развитие в дореволюционном Туркменистане торговли, что объясняется, прежде всего, высокой товарностью хлопководства и скотоводства.

В то же время в этом издании, как практически и в любом ином, есть на наш взгляд, отдельные недочёты. Так, сюда перекочевала из предыдущего издания цифра – 58 школ до революции (с.47), на чём мы останавливались выше. Далее, соглашаясь со словами о том, что до Октября в Туркмении не было ни одного научно-исследовательского учреждения, вряд ли можно согласиться с высказанной в категорической форме второй частью этой фразы – о том, что здесь не велось никакой научной работы (с.48). Ведь научные исследования могут проводиться и без специальных учреждений, что, в общем-то, и делалось (Закаспийский кружок любителей древностей, индивидуальные авторы-исследователи, труды 20-х годов о Туркмении таких известных учёных как В.В.Бартольд, А.Н.Самойлович и др.). Ещё, вряд ли первоначальную победу эсеров в Ашхабаде после Октябрьской революции можно рассматривать лишь как результат их возвращения из царской ссылки 1906-1907 г.г., в то время, как осуждённые большевики почти все были казнены царскими властями (с.28). При желании в данной работе можно было бы обнаружить и иные шероховатости и недочёты. Но в целом, благодаря этому изданию, тиражом в 25 000 экземпляров, широкий всесоюзный читатель получил возможность довольно подробно ознакомиться с прошлым и настоящим одной из наиболее отдалённых союзных республик.

 

Продолжение следует

 



[1] Карпов Г. И. Очерки по истории Туркмении и туркменского на­рода. - Ашхабад: Туркменгосиздат, 1940.

[2] Там же, С. 7-8.

 

[3] Карпов Г. И. Очерки по истории Туркмении и туркменского народа, С. 15.

 

[4] Карпов Г.И. Очерки по истории Туркмении и туркменского народа, С. 20.

 

[5] Там же, С.19.

 

[6] Курбанов Л., Карпов Г.И, Прошлое и настоящее туркменского народа. - Ашхабад: ТОГИЗ, 1942. Издание иллюстрировано девятью фотоснимками, связанными с различными реалиями жизни республики 30-х - начала 40-х гг.

 

[7] Обзор Закаспийской области за 1899 г. - Асхабад, 1900, С. 18.

 

[8] Карпов Г., Школьников Е. Туркменская ССР. - М.: Госполитиздат, 1945. Издание иллюстрировано 22 фотоснимками, отображающими различные реалии жизни республики 30-х -40-х г.г., а также административной картой ТССР.

Поиск по сайту:


Календарь:
2017     Июнь
П В С Ч П С В

 

 

 

1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

 

 


Архив:


Общее   |  Журнал   |  Проeкты   |  Права человека   |  Литература   |  У соседей   |  Аналитика   |  История   |  Акции   |  Хроники   |  Хроники, часть 2   |  Хроники, часть 3   |  Хроники, часть 4   |  Хроники, часть 5   |  Фото   |  Пресса   |  Туркменбаши   |  Ссылки



За cодеpжание автоpcких матеpиалов и выcтуплений отвечают автоpы.
"Фонд "Туркменистан", 2002 - 2009