Cайт
Объединенной Демократической оппозиции Туркменистана (ОДОТ)
Эркин Туркменистан (Свободный Туркменистан)
Рубрики:

***

Краткая справка о туркменистане:
  • Территория: 488,1 кв.км (С юга на север - 650 км, с запада на восток - 1100 км).
  • Население: 4,350 млн. 80 % - туркмены
  • Религия - ислам (сунниты)
  • День независимости: 27 октября (1991 г.)
  • Форма правления: президентская республика
  • Правитель - Гурбангулы Бердымухаммедов, 2007-...
  • Государственный язык: туркменский
  • Столица: Ашгабат (540 тыс. чел.)
  • Денежная единица - с ноября 1993 года манат (курс: 1 USD = 14250).

***



Рейтинг@Mail.ru


Экскурсы в прошлое
Хроники, часть 3

ЧИНАР

Царь среднеазиатской флоры – платан, чинар, чинара (в туркменском произношении чынар), поражающий воображение своими размерами и красотой, с древних времён привлекал особое внимание человека. К тому же в силу определённых климатических условий в Туркмении это дерево встречается довольно редко и практически лишь в горных долинах, где более прохладно и имеются источники воды. В основном это горная часть Каракалинского, Бахарденского, Геоктепинского и Ашхабадского районов. Поэтому, прежде всего, у населения именно этих районов с чинаром связан целый ряд древних представлений и легенд. Некоторые из них мне удалось записать в конце 50-х – начале 60-х годов прошлого века. Причём, собеседниками моими были люди, которым уже в то время было далеко за восемьдесят.

По мнению уважаемых старожилов, чинар среди деревьев считается наиболее почитаемым, опережая даже дагдан, из которого у туркмен делают омулеты-обереги (о дагдане я уже рассказывал в одном из своих предыдущих материалов данного цикла). Дагдан можно жечь, если он сухой или во время проделывания в изготовленном амулете отверстия для шнурка. Можно его и резать в процессе изготовления амулета. Чинар же ни резать, ни рубить, ни жечь нельзя, это расценивается как грех. Ярким, хотя и сильно социально политизированным примером отражения этого представления явилась произошедшая в 1916 году полемика известного туркменского просветителя Мухамметберды Атабаева с местным мусульманским духовенством по поводу разрешения спилить одну ветку огромного (в дупле муллой проводились занятия с учениками) чинара в центре горного селения Нохур. Ветка мешала завершению строительства новой светской школы для юных нохурцев.

Существовал даже своего рода ранжир святости деревьев, в котором первые пять наиболее почётных мест распределялись следующим образом. Сначала чинар, как царь деревьев (агачларын патышасы), затем дагдан. Третье место отводилось инжиру, его нельзя было резать, рубить или жечь. Четвёртое и пятое места занимали гранат и виноградная лоза, которые также запрещалось жечь.

Считалось, что чинар тенистый, пышный, красивый, наиболее удобен для устройства ханнилдик и салланчак – ритуальных качелей в дни Курбан Байрама или подвесной колыбели для ребёнка.

Между селениями Куруждей и Дурдыхан, расположенными в приграничной с Ираном Сумбарской долине, старый чинар растёт в таком каменистом месте, где не должна была быть вода. Тем не менее, здесь вознеслось ввысь огромное дерево, из-под корней которого берёт начало небольшой источник. Такое необычное явление народная традиция приписала воле бога. Поэтому наличие одного или нескольких чинаров у того или иного святого места тонко учитывали их смотрители – мюджевюры. Один вид огромных, величественных деревьев, к веткам которых паломники привязывали десятки или даже сотни вотивных предметов (обычно лоскутки от одежды) усиливал общее психологическое воздействие на приходящих. В качестве иллюстрации можно упомянуть наиболее почитаемое в Каракалинском районе святилище Шевлан у подножья воспетых великим Махтумкули гор Сюнт и Хасардаг. В начале ХХ века здесь появились и обосновались в качестве смотрителей двое братьев-ходжей из Хорезма. Помимо нескольких чинаров, росших неподалёку, они посадили два чинара у самого домика для паломников и у вытекающего тут же кристально чистого источника, снабдив их персональными табличками с указанием своих имён. С 1958 по 1981 годы мне довелось четыре раза побывать на этом святом месте и даже дважды ночевать на нём. И каждый раз на ветвях этих чинаров не только белело множество тряпочек, но и сушились растянутые шкуры жертвенных животных, которых паломники приводили с собой.

Классическим примеров воздействия на воображение человека является знаменитый чинар «Семь братьев» в горном местечке Фирюза под Ашхабадом, являющийся одним из экскурсионных объектов, взятых под охрану государства. Окружность его равна одиннадцати метрам, высота – сорока шести. Возраст – более 500 лет, хотя народная молва утверждает, что не менее тысячи. Легенда гласит, что в восемь прекрасных чинар, сросшиеся затем в один общий ствол, высшие силы превратили девушку Фирюзу и семь её братьев после того, как те поняли, что не отобьются от многочисленных врагов, пытавшихся захватить Фирюзу. Близ выше упоминавшегося селения Куруждей на Сумбаре тоже есть место, где три больших зелёных чинара считаются людьми, превращёнными в деревья при обстоятельствах, аналогичных вышеизложенным. В качестве одного из «доказательств» связи человек – чинар приводится указание на пятипалые крупные листья этого дерева, как и пятипалые ладони людей. Легенды подобного рода – отголоски древних верований, когда деревья, как и люди, наделялись душами, становясь в ряд живых существ, когда осознавалась утраченная ныне неразрывная связь природы и человека, который тотемистически соединял с её животным и растительным (прежде всего с деревьями) миром само своё происхождение.

К сказанному можно добавить, что символическое изображение дерева – ствола с отходящими в стороны стилизованными ветвями – на широкой окантовке туркменских ковров некоторыми информантами связываются с чинаром. Аналогично трактуется и изображение лиственного орнамента в прекрасной вышивке на женской головной накидке – пюренджеке. Он носит название чинар апрагы – «лист чинара. Несомненно, что в более давние времена подобные изображения на предметах декоративно-прикладного искусства имели и конкретное магическое значение.

Завершая это небольшое эссе, хочется привести несколько строк (в прозаическом переводе с туркменского) из стихотворения Салыха Айдогдыева «Чынар», опубликованного в своё время в журнале «Зэхметкеш аял» («Труженица»). Автор восторженно описывает, как не сгибаются под ветрами ветви гордого чинара, как на них на разные голоса поют птицы, как опускаются на его вершину то дождевые, то снеговые облака, а чинар благосклонно и даже с некоторым чувством гордого снисхождения всё принимает.

Чинар растёт с вершиной в выси,

Не обращая внимания на раскачивание ветров,

Лишь про себя он с достоинством говорит:

- Посмотрим, посмотрим.

С.Демидов

Поиск по сайту:


Календарь:
2017     Апрель
П В С Ч П С В

 

 

 

 

 

12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив:


Общее   |  Журнал   |  Проeкты   |  Права человека   |  Литература   |  У соседей   |  Аналитика   |  История   |  Акции   |  Хроники   |  Хроники, часть 2   |  Хроники, часть 3   |  Хроники, часть 4   |  Хроники, часть 5   |  Фото   |  Пресса   |  Туркменбаши   |  Ссылки



За cодеpжание автоpcких матеpиалов и выcтуплений отвечают автоpы.
"Фонд "Туркменистан", 2002 - 2009