Cайт
Объединенной Демократической оппозиции Туркменистана (ОДОТ)
Эркин Туркменистан (Свободный Туркменистан)
Рубрики:

***

Краткая справка о туркменистане:
  • Территория: 488,1 кв.км (С юга на север - 650 км, с запада на восток - 1100 км).
  • Население: 4,350 млн. 80 % - туркмены
  • Религия - ислам (сунниты)
  • День независимости: 27 октября (1991 г.)
  • Форма правления: президентская республика
  • Правитель - Гурбангулы Бердымухаммедов, 2007-...
  • Государственный язык: туркменский
  • Столица: Ашгабат (540 тыс. чел.)
  • Денежная единица - с ноября 1993 года манат (курс: 1 USD = 14250).

***



Рейтинг@Mail.ru


Драконы в туркменской мифологии
Хроники, часть 2

Драконы в туркменской мифологии

 

Мифология любого народа - неисчерпаемый источник изучения многих граней его реальной жизни: исторического пути, географической среды, окружающей флоры и фауны, этапов религиозных верований и представлений, обрядов и обычаев, элементов повседневного быта. Всё это относится к Туркменистану, где, несмотря на тысячелетнее господство общемусульманской идеологии, сохранилось немало отголосков древних доисламских представлений.

Одна из многих областей этих представлений у туркмен связана с такими мифическими существами как драконы. Следует сказать, что среди туркменских мифических персонажей, связанных с животным миром, второе место после пернатых, которых насчитывается целый десяток, занимают представители фантастических пресмыкающихся – змеи, драконы апы, сумсар, аждарха и ювха.

Апы – гигантская, ядовитая змея. С этим, пришедшим из арабского языка термином связано, несомненно, и название одной из реальных крупных змей Средней Азии, в том числе и Туркменистана, - эфы. В туркменской классической поэзии, включая и Махтумкули, термин апы использовался иносказательно для обозначения длинных черных волос той или иной красавицы. Образ апы имеет давнее происхождение. Достаточно сказать, что ещё в древнеегипетской мифологии был персонаж Апоп – огромный змей, олицетворявший тьму и зло, враг бога солнца и света Ра.

Сумсар – мифический дракон, выступающий в основном как фольклорный персонаж. В его происхождении, вполне вероятно, сыграли свою роль реальные представители фауны – сохранившиеся как её реликты огромные ящерицы-вараны.

Если образы апы и сумсара, принесённые на туркменскую почву извне, имеют ограниченное фольклорно-литературное бытование, то такие персонажи, как аждарха и ювха, особенно первый, встречаются довольно широко не только в народном творчестве туркмен и ряда родственных им или соседних народов, но и в их бытовых представлениях.

Следует сказать, что в основе народных воззрений, связанных с аджарха и ювха, лежат, очевидно, реальные моменты: встречи людей с отдельными экземплярами змей, поражавшими их воображение своим необычным видом или размером. Ведь в глухих местах Туркменистана ещё в прошлом веке встречались огромные, более чем двухметровые особи. Так, даже, ставший позднее известным писателем, автором романа «Чингиз-хан» и ряда других замечательных произведений, Василий Ян в 1902 году в Приатречье столкнулся с огромной коброй, длина которой, как потом выяснилось, составляла 213 сантиметров.

Аждарха – от древнеиранского аждар – дракон. Согласно преданиям туркмен, в аждарха превращаются живущие в труднодоступных, диких местах крупные змеи, которые в течение длительного времени не видели людей и даже не слышали человеческого голоса. Считалось, что по прошествии этого «испытательного» срока, определяемого обычно в 40 лет (хотя есть и другие варианты), змея постепенно увеличиваясь в размерах, становится аждархой и приобретает не только устрашающую величину, но и необычные магические свойства оборотня, способного принимать вид различных живых существ. Нередко её местопребыванием, согласно народным представлениям, становятся места, где спрятаны сокровища, которые она охраняет. Этот мотив, в частности, встречается в легенде об аждарха, связанной с мечетью шейха Сейида Джемалэддина в селении Аннау, о чём скажем ниже.

Истоки образа аждарха уходят в древнеиранскую мифологию. В священной книге древних иранцев Авесте мы встречаем ажи – чудовищ-драконов – перерождение носителя зла Ахримана. Одним из таких ажи, получившим особую известность, является трёхглавый дракон Ажи-Дахака, активный участник борьбы за власть. Постепенно образ этого змея (чьё имя, несомненно, тоже связано с образованием названия аждарха) принял вид человека, трансформировавшись в личность царя-захватчика Заххака, араба по происхождению. На его плечах по воле дьявола-шейтана выросли две змеи, ежедневно требовавшие для своего прокорма мозг двух юношей.

Образ змея Ажи-Дахака в разных интерпретациях перешёл позднее в верования многих тюркских народов, так или иначе столкнувшихся с иранским миром, - турок, азербайджанцев, узбеков, казахов и ряда других. «Целый ряд образов иранского эпоса, пишет историк азербайджанской и туркменской литератур Х.Короглы, - обнаруживается в эпосе огузов и их потомков. Из дошедших до нас фрагментов видно, например, что наряду со злыми духами типа албасты – циклопа из арсенала тюркской мифологии – немалое место занимают здесь образы демонических существ иранского пантеона – пери, див, аждарха и т.п.».

Считается, что огнедышащая аждарха обладает способностью проглатывать не только разных животных, но и человека. В туркменских легендах говорится даже об опустошённых ею целых селениях. Интересно, что в ряде из этих легенд фигурирует покровитель овцеводства Муса-пихамбер (библейский пророк Моисей) – персонаж, весьма почитаемый у туркмен-скотоводов. Он смело вступает в схватку с аждархой и неизменно оказывается победителем. При этом главную роль играет его магический посох-хаса, сделанный из священного дерева зейтун (оливы). Муса то бросает его в раскрытую пасть аждархи, и та давится им, после чего из её чрева живыми выходят пропавшие люди, горячо брагодаря своего избавителя. То посох подобно своего рода магическому пылесосу, втягивает в себя аждарху. При этом он именуется ак аждарха (белая аждарха) в отличие от самой аждархи, которая называется чёрной (кара аждарха).

Образ аждархи, подобно апы, также использовался туркменскими поэтами классиками в парадоксальном на первый взгляд переносном смысле как «длинные чёрные волосы красавиц». В основу подобного сопоставления легли, несомненно, такие характерные черты аждархи, как цвет и извилистость, волнистость линий тела. К этому добавился и нарочитый страх чарами прекрасных кос, которые могут «проглотить» сердце мужчин так же, как аждарха свои жертвы. Поэт Талиби (1766-1848 гг.), например, восклицал: «Вехимдарам зулпуден, дув аджархалы дилбер» («И волос боюсь любимой, что с двумя косами-драконами»). Впрочем, здесь не исключено смешение этой детали с атрибутом следующего мифологического персонажа – ювхи.

Ювха или юха – высшая категория магических превращений змей. Согласно сообщениям некоторых наших информантов, аксакалов-яшули, в ювху может превратиться аждарха, не видевшая человека 80 лет, то есть в два раза больше, чем требуется для перехода от простой змеи к аждарха. Ждать приходится довольно долго (40 – магическое число), зато взамен этого ювха приобретает способность превращаться во что угодно. Но чаще всего рептилия-оборотень принимает облик красивой девушки, красавицы, пери.

Ювха-пери, привлекающая своей сексапильностью внимание многих мужчин, выйдя замуж, больше сорока дней с мужем не живёт – съедает его. Это «съедение» происходит либо постепенно путём удовлетворения её безудержных сексуальных потребностей, либо в прямом смысле. С представлением о «съедении», несомненно, связано и само тюркское название данного персонажа как производное от глагола ювутмак – «глотать, проглатывать поглощать, втягивать в себя». Один из менее распространённых вариантов названия данного образа – ювдарха – прямо говорит об этом. Вполне вероятно, что сексапильная характеристика рассматриваемого персонажа породила в быту у части населения (скорее всего в женской среде или у ревнителей шариата) следующего рода отрицательную ассоциацию: ювхой называют женщину, которая кокетством и хвастовством пытается привлечь к себе внимание мужчин.

Что касается пери – представительницы иранской демонологии, то в данном случае произошло очевидное смешение образов двух различных категорий или некоторое отюречивание этого древнеиранского персонажа. Дело в том, что, давая согласие на брак, помимо трёх основных требований, которые ювха-пери выдвигает, боясь разоблачения её нечеловеческой природы (не смотреть, как она расчёсывает волосы, так как для удобства этого она снимает голову; не гладить её по спине даже в интимные минуты, потому, что там скрыта оставшаяся змеиная чешуя; не смотреть ей вслед, ибо ходит она на вывернутых ступнях), она требует ещё, обязательно, иметь под рукой воду для омовения после интимной близости.

В условиях жизни мусульманского общества с его и так неукоснительно исполняющимися в быту шариатскими предписаниями омовений подобного рода требование звучит странно. Но это даёт ключ к пониманию данного персонажа, так тесно связанного с водной стихией. В связи с этим следует вспомнить, что покровителями, хозяевами ручьёв и малых речек у туркмен выступают сув-периси, то есть «водные пери», наряду с тюркским эквивалентом сув-эеси «хозяева воды». Причудливое переплетение элементов иранской и тюркской демонологии с добавлениями уже арабо-мусульманских традиций (после омовения ювха-пери возносит молитву Аллаху) и нашло отражение в этом образе. Но не от Аллаха, а, прежде всего, как говорится в легендах, от наличия воды зависит возвращение прежней силы ювхи-пери, истраченной ею во время близости, которую можно истолковать как символический акт, связанный с плодородием. А в условиях жаркого климата Средней Азии плодородие невозможно без достаточного количества воды. Поэтому считалось, что избавиться от ювхи-пери, уничтожить её можно только во время близости или сразу после акта, находясь далеко от воды.

Ислам отрицательно относится и к змеям, и их фантастической ипостаси – драконам, считая их «нечистыми животными». Тем не менее, в художественном наследии ряда мусульманских народов, прежде всего в жанре миниатюры, можно найти немало их изображений. Например, лишь в фондах стамбульского музея Топкапы итальянский исследователь Джовани Куратола в 1978 году обнаружил 78 репродукций миниатюр, ковров, фарфора, скульптур и архитектурных деталей, где встречается изображение фантастических змей или змееподобных существ. Они легли в основу раздела «Дракон в искусстве ислама» в его монографии «Драконы». Более того, турецкий историк Ахмед Яшар Оджак, отмечая в одной из своих работ, что культ эждерхи (аджархи) занимает значительное место в верованиях тюрок доисламского и постисламского времени, пишет, что в государстве Великих Сельджукидов, то есть на территории современного Туркменистана использовались знамёна с изображением аждархи.

Однако, наиболее необычным, даже уникальным примером использования изображений аждархи явилась упоминавшаяся выше мечеть шейха Сейид Джемаледдина (ХУ век) близь селения Анау под Ашхабадом. Центральный портал этого замечательного памятника мусульманской архитектуры, рухнувшего во время ашхабадского землетрясения 1948 года, украшали изображения двух огромных изразцовых драконов-аждарха. Сохранилась легенда о том, как появились «нечистые» животные в мусульманском храме, которую приводит в своём исследовании «Мечеть Анау» известный в Средней Азии историк архитектуры Г.А.Пугаченкова.

Там, где позднее появилась мечеть, росло дерево, на котором был укреплён колокол. При необходимости трясли дерево, и на звон выходили люди местной правительницы Джемал (по другой версии – правителя Сейит Джемала). Придя в очередной раз на призыв колокола, собравшиеся увидели, что звонит огромная аждарха – одна из двух, живших в близрасположенных горах. Ударивший в колокол дракон указывал то в сторону гор, то на стоявших в толпе двух плотников с топором и пилой в руках. Джемал приказала им двигаться за аждархой. Оказалось, что подруга дракона подавилась горным козлом, которого она хотела проглотить. Он застрял в её глотке своими рогами. Плотники вошли в огромную раскрытую пасть, один перепилил рога, другой надрубил тушу козла и аждарха смогла избавиться от неминуемой смерти. После этого первый дракон показал плотникам пещеру с драгоценностями и знаками предложил набрать сокровищ, сколько они захотят. На следующий день оба дракона явились к дереву с колоколом, принеся на своих хребтах массу золота и драгоценных камней, и сложили их у ног Джемал, а та приказала истратить богатые дары на строительство великолепной мечети, на портале которой поместить изображение обоих дарителей – аждарха.

С драконами Анау связана носящая едва ли не мифический характер история, произошедшая уже в 40-х годах ХХ века. В 1948 году шестидесятилетний художник-ковровщик Ашхабадской экспериментально, ковровой фабрики Абдулла Эсгеров и юная, шестнадцатилетняя ковровщица Бостан Гельдыева решили создать ковёр уникальный по сюжету и технике исполнения. Эсгер-ага, так называли художника коллеги, увлекшись красотой Анауской мечети, создал серию эскизов, где, наряду с цветочно-растительным орнаментом, подсказанным изразцами фасада знаменитого памятника, использовал фигуры аждарха, поместив на центральном поле восемь изображений этих драконов. Эскизы были одобрены, и началось тканьё, причём в необычном для туркменского ковроткачества - разновысокой, рельефной манере.

5 октября 1948 года, когда до завершения работы над ковром оставалось всего 10-15 сантиметров, коллеги заранее с восторгом поздравили его создателей. А ночью случилась трагедия: землетрясение огромной силы разрушило Ашхабад и его окрестности, унеся жизни десятков тысяч людей, в том числе и обоих создателей ковра. Под руинами рухнувшего портала анауской мечети исчезли изображения драконов. Но они сохранились во всей своей цветовой гамме на ковре, который через некоторое время был закончен руками матери Бостан, Аннабиби Гельдыевой и другой ковровщицы, Майи Мурадовой. В 1994 году этот уникальный для Туркменистана ковёр с изображением аждарха поступил в коллекцию Музея туркменского ковра в Ашхабаде.

В качестве последнего штриха к теме анауских драконов-аждарха можно упомянуть проявленный к ним особый интерес американцев. В 1904 году, проводивший раскопки в Закаспии американский археолог Р.Пампелли без особых колебаний вырезал примерно два квадратных метра мозаики, связанной с одним из упомянутых драконов, и увёз в США. А почти через сто лет в 2002 году оттуда поступил грант на проведение расчистки завалов, образовавшихся от рухнувшего портала, и поисков уцелевших фрагментов изображения драконов. В результате этих работ, проводившихся несколько месяцев, был обнаружен целый ряд такого рода фрагментов, которые пока хранятся в Ашхабаде, ожидая своей дальнейшей участи.

 

Сергей Демидов

Поиск по сайту:


Календарь:
2017     Сентябрь
П В С Ч П С В

 

 

 

 

123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

 


Архив:


Общее   |  Журнал   |  Проeкты   |  Права человека   |  Литература   |  У соседей   |  Аналитика   |  История   |  Акции   |  Хроники   |  Хроники, часть 2   |  Хроники, часть 3   |  Хроники, часть 4   |  Хроники, часть 5   |  Фото   |  Пресса   |  Туркменбаши   |  Ссылки



За cодеpжание автоpcких матеpиалов и выcтуплений отвечают автоpы.
"Фонд "Туркменистан", 2002 - 2009