Cайт
Объединенной Демократической оппозиции Туркменистана (ОДОТ)
Эркин Туркменистан (Свободный Туркменистан)
Рубрики:

***

Краткая справка о туркменистане:
  • Территория: 488,1 кв.км (С юга на север - 650 км, с запада на восток - 1100 км).
  • Население: 4,350 млн. 80 % - туркмены
  • Религия - ислам (сунниты)
  • День независимости: 27 октября (1991 г.)
  • Форма правления: президентская республика
  • Правитель - Гурбангулы Бердымухаммедов, 2007-...
  • Государственный язык: туркменский
  • Столица: Ашгабат (540 тыс. чел.)
  • Денежная единица - с ноября 1993 года манат (курс: 1 USD = 14250).

***



Рейтинг@Mail.ru


Священные деревья
Хроники, часть 2

Священные деревья

 

Деревья, как и ряд других объектов неживой природы, флоры и фауны Туркменистана, занимают значительное место в легендах и верованиях туркмен, сохранившихся с далёких доисламских времён. Часть из них – отголоски древних представлений оседлого земледельческого ираноязычного населения Центральной Азии дотюркского периода, у которого культ растительности занимал особое место (достаточно вспомнить образ покровителя земледельческих культур Баба дайхана).

Ведь многие элементы быта и культуры предшествующего этнического пласта были восприняты новым, тюркоязычным населением, вобравшим в себя и часть самого этого этноса.

Так, даже представление о мифическом древе жизни древних иранцев дэрэхте хейят, где каждый появляющийся и отмирающий листок олицетворял живущего на земле человека, перешло в виде тюркоязычной кальки омур агаджи в мифологию туркмен. По суеверным представлениям последних, звон в ушах у того или иного человека возникает тогда, когда со смертью кого-либо соответствующий лист с его именем отрывается от ветки этого дерева и, медленно кружа, падает на землю, по пути задевая листья с именами его тезок.

Естественно, деревья, как культурной, так и дикой флоры Туркменистана, играли и играют значительную роль в повседневной жизни туркмен, особенно в земледельческих районах как источник питания и отопления, а также строительный материал. В большой монографии «Растения и животные в легендах и верованиях туркмен», которую автор этих строк подготовил несколько лет назад, но, к сожалению, опубликовать не смог, нашли отражение более двух десятков видов деревьев. Некоторых из них мы вкратце и коснёмся в данном экскурсе.

Особое место в туркменской флоре занимает дагдан – дерево, встречающееся лишь в горной местности и то сравнительно редко. В научной литературе оно известно как каменное дерево или каркас кавказский. Дагдан особенно любит горные распадки, где в каменистых трещинах скапливается дождевая вода. Описывая в одном из стихотворений гору Хасар, что в Гаррыгалынском районе Туркменистана, великий Махтумкули, в частности, упоминает, что она - «били дагданлы», то есть «опоясанная дагданами».

Необычное свойство древесины этого довольно невысокого, не более 4–5 метров, дерева – чрезвычайная крепость и устойчивость перед гниением – давно было замечено человеком. Поэтому дагдан, наряду с арчой (можжевельником), использовался в качестве несущих балок при строительстве домов, а также при изготовлении некоторых хозяйственных предметов длительного пользования: например, деревянной основы верблюжьего седла (хатап), ткацкого берда (гылыч), ручек для вращения каменного жернова и т. д. Но наибольшую известность среди поделок из дагдана с давних времён получили амулеты от сглаза, известные под тем же названием, что и дерево, из которого изготавляются. Беленькие, привлекающие взгляд, и, подобно бронежилету, нейтрализующие его «вредоносность», коль он не добрый, по прошествии лет и десятилетий они желтеют, а потом и коричневеют.

О дагдане, как защитном амулете, на юге Туркменистана распространён следующий сюжет. Некий джадыгой (колдун) решил продемонстрировать свою магическую силу и, увидев приближающегося верблюда, сосредоточил на нём свой взгляд, уверив окружающих, что верблюд от его взгляда должен упасть. Однако верблюд лишь споткнулся, но не упал. Колдун очень удивился этому, но потом выяснилось, что деревянная основа седла на верблюде была сделана из дагдана. От взгляда джадыгоя на ней образовалась трещина, но животное не пострадало.

Дагданы - амулеты имеют самые различные формы: тыквочек, колёсиков, грибов, гребней, символических бараньих рогов (гочак), мундштуков и т.п. Поверху по ним в качестве украшения вырезаются примитивные узоры, а в последние двадцать - тридцать лет узоры эти иногда и раскрашиваются. Женщины носят их на груди, у детей и некоторых стариков они пришиваются к тюбитейке. Над входом в жильё или на воротах в качестве амулета можно встретить и просто кусок дерева дагдан. За использование в магических целях дагдан в народной традиции получил название священного дерева (кераматлы агач), хотя некоторые из собеседников относили его к разряду «нечистых деревьев (харам агач), что также вполне объяснимо в связи со спецификой использования дагана против «дурного», «нечистого» глаза.

Характерно, что арча, соперничающая с дагданом по свойствам своей древесины, из-за того, что встречается в природе гораздо чаще (редкость - одно из условий использования в магии), не удостоилась чести тоже стать материалом для амулетов. Тем не менее, любопытно, что концы арчовых балок, выступающие на 10-15 сантиметров из гнёзд барабана высящегося под Байрам-Али знаменитого мавзолея Султана Санджара – историко-архитектурного памятника ХП века, ещё в 60-е года ХХ века активно, чему автор этих строк был не раз свидетель, вырезались местными жителями. Считалось, что щепотки эти, взятые со святого места, которым является данный мавзолей, весьма помогают от головной боли. Иногда арча, не сама по себе, а в сочетании со святилищем, тоже становилась предметом культа. Так, например, произошло с арчой, расположенной в двухстах метрах выше святого места Шевлан в Гаррыгалынском районе. Её ветки сплошь покрыты привязанными вотивными лоскутами материи, игрушечными луками, колыбельками и прочими атрибутами просьб к святому.

К разряду почитаемых деревьев относится и огромный красавец чинар (платан), встречающийся в природе, пожалуй, ещё реже, чем дагдан, и растущий лишь там, где есть постоянный источник воды. Считается, что в чинары превращаются силой волшебства люди, преследуемые врагами. Свидетельством этому, якобы, служит пятипалость листьев чинара, напоминающих человеческую пятерню. Поэтому чинары, как и дагданы нельзя жечь, использовать в качестве топлива. Наиболее известным на территории Туркменистана чинаром считается дерево «Семь братьев» в горном курортном местечке Фирюза в 35 километрах от Ашхабада. Уникальное реликтовое дерево, насчитывающее более 500 лет и состоявшее из 8 стволов (один из них засох и был спилен), породило легенду о красавице Фирюзе и семи её братьях, которые храбро оборонялись от полчищ врагов, но, в конце концов, вынуждены были обратиться с просьбой о помощи к высшим силам, которые превратили их в могучий чинар с восемью сросшимися стволами. В советское время чинар «Семь братьев» являлся одним из экскурсионных объектов для многочисленных туристов, приезжающих сюда со всего Советского Союза. Немало легенд связано и с некоторыми другими деревьями, встречающимися в Туркменистане.

Деревья, растущие у святых мест, независимо от их породы, считаются священными. Их нельзя рубить, жечь, ломать ветки. Совершающих подобные действия ждёт, якобы, суровое наказание. С этим связан, в частности, один эпизод, невольным свидетелем которого стал автор этих строк. В апреле 1960 года мне довелось с сотрудниками института физики АН Туркменистана съездить на экскурсию к знаменитой Бахарденской пещере с уникальным термальным подземным озером. Мамед, водитель нашего грузовика, сорокалетний азербайджанец, поспорил с местным парнем-туркменом о породе дерева, растущего над входом в пещеру, известную у окружающего населения, как святое место «Ков-ата» - «Отец-пещера». Он утверждал, что это инжир. Поднявшись к дереву, Мамед сломал ветку и принёс как доказательство своей правоты. Но на обратном пути, проезжая селение Геокча, что в 12 километрах от Ашхабада, ГАЗ-53 на ровном участке шоссе перевернулся. Однако из 17 человек, включая самого шофера, никто серьёзно не пострадал. Когда через некоторое время мы с Мамедом заговорили об этом случае, он признался, что считает произошедшее карой за его поступок: сломав веточку, он заметил, что к другим веткам привязаны тряпочки паломниц и, следовательно, это дерево также считается священным. Мамед заверил меня, что собирается принести барана в качестве искупительной жертвы святому.

Как видим, деревья в народных представлениях нередко выступают как, своего рода, пример тесной связи природы и человека.

 

Cергей Демидов

Поиск по сайту:


Календарь:
2017     Апрель
П В С Ч П С В

 

 

 

 

 

12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив:


Общее   |  Журнал   |  Проeкты   |  Права человека   |  Литература   |  У соседей   |  Аналитика   |  История   |  Акции   |  Хроники   |  Хроники, часть 2   |  Хроники, часть 3   |  Хроники, часть 4   |  Хроники, часть 5   |  Фото   |  Пресса   |  Туркменбаши   |  Ссылки



За cодеpжание автоpcких матеpиалов и выcтуплений отвечают автоpы.
"Фонд "Туркменистан", 2002 - 2009