Cайт
Объединенной Демократической оппозиции Туркменистана (ОДОТ)
Эркин Туркменистан (Свободный Туркменистан)
Рубрики:

***

Краткая справка о туркменистане:
  • Территория: 488,1 кв.км (С юга на север - 650 км, с запада на восток - 1100 км).
  • Население: 4,350 млн. 80 % - туркмены
  • Религия - ислам (сунниты)
  • День независимости: 27 октября (1991 г.)
  • Форма правления: президентская республика
  • Правитель - Гурбангулы Бердымухаммедов, 2007-...
  • Государственный язык: туркменский
  • Столица: Ашгабат (540 тыс. чел.)
  • Денежная единица - с ноября 1993 года манат (курс: 1 USD = 14250).

***



Рейтинг@Mail.ru


Хроники, часть 4

Несколько позднее, в том же 1934 году, благодаря стараниям некоторых ашхабадских друзей Г.И.Карпова, имевших авторитет и влияние на партийное руководство республики (в частности, тогдашнего председателя Союза писателей Туркменистана, поэта и активного общественного деятеля, члена ЦК КП(б)Т Ораза Ташназарова[1], а, вполне вероятно, и самого Кайгысыза Атабаева, о чём можно предположительно судить по некоторым, связанным с отношением к нему Георгия Ивановича, моментам, о которых речь ниже) ему удалось вернуться в столицу и снова заняться непосредственно любимым делом – изучением истории и этнографии туркмен, возглавив свой бывший институт. В конце 1935 года произошло, как уже отмечалось, разделение Института культуры на два самостоятельных научно-исследовательских учреждения академического профиля – Институт языка и литературы и Институт истории. И первым директором самостоятельного Института истории стал Г.И.Карпов. Спустя ещё некоторое время Георгий Иванович снова вошёл в состав ЦИК ТССР, а с августа 1937 года, судя по выданному удостоверению № 32/166, стал его секретарём.
Хроники, часть 4

Новый журнал, которому сразу даже не смогли найти редактора (первые номера поручили подписать временно исполняющему должность редактора поэту Г.Веселкову), в редакционной статье начал с резкого осуждения своего предшественника. Вслед за вынужденным признанием, что журнал «Туркменоведение» «безусловно, поднимал целый ряд вопросов принципиального и практического характера, имевших положительное значение в деле строительства Советского Туркменистана»,[1] в передовице говорится, что в то же время «особенно по вопросам истории на его страницах протаскивалась явно враждебная идеология, ничего общего не имеющая с марксизмом-ленинизмом… «Линия» журнала и его редакции… в значительной мере отражала «линию» всего института Туркменской культуры…, в работах которого и в коллективе работников находили «привет и ласку» не только объективные «носители» враждебной идеологии, но и непосредственные классовые враги, лишь слегка подгримировавшиеся…».[2] Далее идёт весь арсенал ярлыков: тут и великодержавие, и колонизаторы, и националисты, и пантюркисты. Упоминаются некоторые конкретные имена – Гулмухаммедов и Поцелуевский. Ставится вопрос о пересмотре в духе новых «веяний» накопленного Туркменкультом материала по истории и культуре Туркмении. Вопросы истории этого региона теперь должны решаться в связи с постановкой вопросов классовой борьбы, развития и укрепления диктатуры пролетариата.[3]
Хроники, часть 4

Первый номер «Туркменоведения» за 1931 год вышел сдвоенным, соединив в себе №1 и №2. Как и намного более низкий уровень полиграфии (жёлтая бумага, мелкий шрифт), художественного оформления (рисунков нет совсем; на многих фото невозможно разобрать, что изображено), так и содержание журнала говорят сами за себя. Неподписанная, но, скорее всего, принадлежащая перу редактора, огромная, на шести страницах, передовица «Взять темпы, обеспечит качество» и по названию, и по своему характеру, и по языку напоминает не статью в национальном республиканском научно-популярном журнале, а трафаретную публикацию в районной партийной газете застойных времён. Направленность всей статьи, сопровождаемой вынесенными на поля цитатами из выступлений Сталина, Ленина, Молотова и Кагановича, отражает недвусмысленно и в довольно грубой форме выраженное стремление тогдашнего руководства страны, командно-бюрократического аппарата управления превратить отечественную науку лишь в безропотную служанку своих сиюминутных, утилитарных нужд, а учёных лишить свободы творческой мысли, навязать им единообразие в мышлении и методологии научных разработок.
Хроники, часть 4

Институтом Туркменской культуры было развёрнуто разностороннее научное изучение по разным направлениям гуманитарных наук, что нашло соответствующее отражение в самой структуре института. Например, в начале 1931 года Туркменкульт включал в себя секции, т. е. по-современному, отделы: истории, археологии, искусствоведения, кабинеты, то есть сектора литературоведения, языковедения, этнографии (в конце 1929 г. кабинет этнографии характеризовался как секция), а также центральное бюро краеведения. Особую ценность в разработках представляло то, что они строились в значительной степени, а в некоторых направлениях и в основном, на материалах полевых исследований, для чего был организован целый ряд научных экспедиций практически во все основные регионы Туркменистана. Среди них получили особый резонанс Хаверанская археологическая экспедиция в Атрек (территория современного Каахкинского района), лингвистико-этнографическая экспедиция А.П.Поцелуевского к гёкленам в Каракалинский район и многие другие.
Хроники, часть 4

Выдававшиеся нечасто более или менее свободные минуты Георгий Иванович отдавал игре на любимом инструменте – скрипке (после войны, правда, брать её в руки не пришлось – не было уже ни времени, ни самого инструмента); рисованию, например, лишь по рисункам отца, сделанным по памяти, Лидия Георгиевна получила какое-то представление об облике её деда и бабушки, родителей Георгия Ивановича, от которых не осталось фотографий); пел песни или романсы (один из любимых – «Мне всё равно – страдать иль наслаждаться), ходил с детьми в кино или театр. Кстати, в памяти Лидии Георгиевны сохранился связанный с одним из послевоенных посещений театра эпизод, ярко характеризующий отношение Г.И.Карпова к развитию туркменкой культуры. Он специально повёл дочерей Лиду и Розу в ашхабадский театр оперы и балета на премьеру оперы «Евгений Онегин», подготовленной на туркменском языке. По возвращении домой младшая сестра Лидии Георгиевны – Роза, которой тогда было лет восемнадцать, будучи ещё слишком юной девушкой, склонной порой следовать чужому мнению, имела неосторожность повторить услышанные ею чьи-то слова о том, что местные артисты в такой глубоко национальной русской опере выглядят несколько смешными. Отец пришёл в страшный гнев и чуть её не ударил: «Да понимаешь ли ты, что это первая опера на туркменском! Это же целое событие в туркменской культуре!». Георгий Иванович искренне радовался каждому новому явлению, связанному не только с развитием науки, но и культуры и искусства туркменского народа. И не только радовался, но вносил по возможности и свою собственную лепту – в частности, в виде сбора и переводов образцов туркменского народного творчества и поэтов-классиков, участия в подготовке русско-туркменского словаря, написания в соавторстве комедии «Кел» («Плешивый»), поставленной на сцене Туркменского драматического театра ещё до войны. Кстати, пьеса шла на туркменском языке, Георгий Иванович принёс билеты для любимой дочери Лидии и своей сестры Анны, и они смогли убедиться воочию в тёплом приёме, который был оказан зрителями этому произведению.
Поиск по сайту:


Календарь:
2004     Апрель
П В С Ч П С В

 

 

 

1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

 

 


Архив:


Общее   |  Журнал   |  Проeкты   |  Права человека   |  Литература   |  У соседей   |  Аналитика   |  История   |  Акции   |  Хроники   |  Хроники, часть 2   |  Хроники, часть 3   |  Хроники, часть 4   |  Хроники, часть 5   |  Фото   |  Пресса   |  Туркменбаши   |  Ссылки



За cодеpжание автоpcких матеpиалов и выcтуплений отвечают автоpы.
"Фонд "Туркменистан", 2002 - 2009