Cайт
Объединенной Демократической оппозиции Туркменистана (ОДОТ)
Эркин Туркменистан (Свободный Туркменистан)
Рубрики:

***

Краткая справка о туркменистане:
  • Территория: 488,1 кв.км (С юга на север - 650 км, с запада на восток - 1100 км).
  • Население: 4,350 млн. 80 % - туркмены
  • Религия - ислам (сунниты)
  • День независимости: 27 октября (1991 г.)
  • Форма правления: президентская республика
  • Правитель - Гурбангулы Бердымухаммедов, 2007-...
  • Государственный язык: туркменский
  • Столица: Ашгабат (540 тыс. чел.)
  • Денежная единица - с ноября 1993 года манат (курс: 1 USD = 14250).

***



Рейтинг@Mail.ru


Трагическая и прекрасная судьба историка
Хроники, часть 2

ТРАГИЧЕСКАЯ И ПРЕКРАСНАЯ СУДЬБА ИСТОРИКА

 

Одним из тех, кто посвятил свою жизнь исторической и этнографической науке Туркменистана, был Георгий Иванович Карпов.

Личность Г.И.Карпова давно интересовала меня. Ещё студентом МГУ, готовя дипломную работу по юго-западным туркменам, мне довелось ознакомиться с несколькими публикациями Георгия Ивановича 20-х – 30-х годов. В следующий период, по мере изучения истории и этнографии Туркменистана, я всё чаще встречал эту фамилию во многих статьях и книгах, кандидатских и докторских диссертациях, наконец, в академической «Истории Туркменской ССР», изданной в 1957 году, где говорится, что «большие заслуги в области развития…исторической науки и этнографии в Туркменистане принадлежат также Г.И.Карпову».

Однако кто же всё-таки был Георгий Иванович, для меня оставалось загадкой. Не только в фундаментальной Большой Советской Энциклопедии, но и в специализированной многотомной Советской Исторической Энциклопедии имя учёного даже не упоминалось. Наконец, в изданной позднее десятитомной Туркменской Советской Энциклопедии удалось найти короткую справку о Георгии Ивановиче, данную рядом с ещё четырьмя его однофамильцами. Но из текста этой справки читатель почерпнёт о Г.И.Карпове немного. Не было там и фотографии учёного.

В 1930-1947 годы в недолгой жизни Георгия Ивановича, не дожившего до пенсионного возраста (родился 9 декабря 1890 года, а ушёл из жизни 31 марта 1947 года), произошло много важных моментов – взлётов и падений, характерных для того времени, когда судьба человека по воле сильных мира сего могла делать головокружительные повороты.

В эти семнадцать лет прямой и независимый характер Г.И.Карпова дважды приводил его к опале. Во время первой из них, когда в самом начале 30-х годов, бывшему после своего приезда в Ашхабад в 1922 году председателем и зампредседателя исполкома Туркменской области, зам.наркома внутренних дел ТССР, членом президиума и секретарём ЦИК Туркменистана, пришлось стать рядовым преподавателем Байрамалийского хлопкотехникума; он трагически потерял жену, оставшись с восемью детьми на руках. Затем, благодаря в значительной степени заступничеству друзей и благожелателей, среди которых есть основание полагать, были глава Туркменского правительства Кайгысыз Атабаев и популярный в то время поэт, государственный и общественный деятель Ораз Тачназаров, Георгий Иванович снова возвращается в Ашхабад, становится руководителем научно-исследовательского института, а затем с 1936 года, когда этот институт разделился и был образован самостоятельный Институт истории, первым его директором.

Для таких назначений у Георгия Ивановича основания были. Ведь именно он первым организует ещё 1923 году «Кружок изучающих историю, этнографию и археологию Туркменистана», в 1925 году издаёт брошюру о родоплеменном составе туркмен. Именно он был главным инициатором создания ещё в конце 1927 - начале 1928 года Института туркменской культуры (Туркменкульта) и его печатного органа – краеведческого журнала «Туркменоведение», редактором которого Г.И.Карпов был некоторое время. На его страницах он опубликовал не один десяток своих научных статей.

Но пришёл один из самых кровавых годов – 1937-й. В июле руководство Туркменистана, как и в других тогдашних союзных республиках, было уничтожено безжалостной машиной репрессий. Однако кто-то должен был работать. И новое партийное руководство вспоминает об опыте Карпова на административно-партийной работе, назначая его и.о. секретаря ЦИК республики. Партийная дисциплина не позволяет отказаться, и Георгий Иванович в очередной раз вынужден временно отойти от непосредственной научной деятельности. Правда, работа на новом месте продолжалась недолго – чуть более семи месяцев.

В праздничную ночь Новруза, 21 марта 1938 года, три «ангела» в одинаковых, синих, добротных костюмах увозят Карпова в ашхабадскую тюрьму. Стук в три часа ночи услышала проснувшаяся первой двенадцатилетняя дочь Георгия Ивановича Лида. На её вопрос: «Кто там?» последовал ответ: «Гости». И девочка без колебаний открыла дверь, так как знала, что у отца очень часто бывали гости – от известного академика В.В.Бартольда до простых дейхан из отдалённых районов, которые не раз находили радушный приём и приют в семье Георгия Ивановича. Благо, что он довольно быстро изучил туркменский язык, как в своё время узбекский, когда ещё до революции юношей-гимназистом, опасаясь преследования за участие в революционном движении, вынужден был перебраться из родного Поволжья в Фергану.

«Вышедший на голоса из соседней комнаты отец, - как рассказывала мне Лидия Георгиевна, своими воспоминаниями оказавшая неоценимую помощь при подготовке книги о Г.И.Карпове, _ сразу же понял, что за «гости» пришли к нам в эту ночь, и отослал меня спать». А наутро мачеха, которая появилась к тому времени в их семье, успокаивала детей тем, что «отец ваш не виноват и там разберутся».

«Там» разбирались почти девять месяцев: угрозами и пытками (ставили босым на металлическую плиту, к которой был подведён ток), добившись признания, что он – английский шпион. Лишь большая психологическая и физическая закалка помогли Г.И.Карпову выдержать. К счастью, стечение обстоятельств спасло ему жизнь. Был выпущен и ряд сотрудников Института истории, арестованных примерно в тот же период по таким же бредовым обвинениям – археологи Марущенко и Ершов, архитектор Бачинский и некоторые другие. Карпова немного подлечили, затем дали возможность забрать младших детей из детского дома в Казахстане, где они испытали немало обид и унижений как дети «врага народа», и снова занять пост директора Института истории. А летом 1941 года он назначается первым, по-современному, вице-президентом, только что созданного Туркменского филиала Академии наук СССР. В 1942-1943 годы Георгия Ивановича ждали интереснейшая по своему характеру и материалу научно-исследовательская экспедиция в три провинции Ирана, затем защита диссертации о родоплеменной структуре туркмен, награждение орденом «Знак Почёта», который он оценил больше всех других наград, переживания за судьбу сражавшихся на фронте сыновей и дочери. И работа, работа - вплоть до своей преждевременной кончины…

Трудиться же Георгий Иванович умел. Как вспоминал его бывший сотрудник, впоследствии ставший президентом Академии наук Туркменской ССР Пигам Азимов, высоко отзывавшийся о Г.И.Карпове, он всегда заставал его пишущим. Именно благодаря фантастической работоспособности рукописный фонд Г.И.Карпова в библиотеках Ашхабада насчитывает 165 папок – во много раз больше, чем рукописный фонд любого другого автора. К сожалению, не менее 70 – 80 процентов из подготовленных трудов и рукописных материалов учёного не изданы. А ведь диапазон научных интересов Георгия Ивановича был весьма широк. И хотя ведущей темой его научной деятельности оставалось изучение родоплеменной структуры и происхождения различных туркменских племён (помимо диссертации в несколько сот страниц им подготовлено и лишь в малой степени опубликовано более двадцати минимонографий по отдельным племенам), Карпов разрабатывал также многие другие вопросы этнографии туркмен.

Вот лишь некоторые из них: знаки-тамги, яшмак, ряд религиозных обрядов и обычаев, родовые старейшины – аксакалы, мирабы, брачные традиции, задачи туркменской этнографической науки и на будущее и т.д. Интересовался Георгий Иванович изучением и некоторых иных народов – белуджей, гиляков Ирана, тюрков-гагаузов Украины и Молдавии. В плане истории он тоже был многогранен: общая история Туркменистана, история хивинских туркмен, гражданская и Великая Отечественная войны и др. По всем перечисленным темам им подготовлены и частично изданы в Ашхабаде и Москве несколько десятков статей и монографий. Занимался Карпов и вопросами туркменской классической литературы и фольклора, в частности, творчеством Махтумкули, причём не только как исследователь, но и в роли переводчика. А в 1948 году уже после его смерти, в Москве вышел в свет русско-туркменский словарь, подготовленный им совместно с Ш.Батыровым ещё перед войной, когда туркменская письменность перешла на кириллицу. Словарь сослужил добрую службу для многих тысяч туркмен и русских при изучении ими языков друг друга.

Следует воздать должное Г.И.Карпову и как необычайно активному и умелому организатору гуманитарной, и, прежде всего, исторической науки Туркменистана, установления по всей республике связей на местах с корреспондентами, которые помогли собрать огромный фактический материал. Последнему обстоятельству весьма способствовало, помимо знания языка и местных обычаев, такое необходимое каждому этнографу свойство характера Георгия Ивановича, как общительность. По воспоминаниям его дочери Лидии Георгиевны и сослуживца Батыра Атаева, он при всей своей занятости на ответственных руководящих постах находил время бывать на базарах, в чайханах – этих в то время своеобразных местных клубах обмена новостями и мнениями. Помогала здесь и страстная любовь Карпова к шахматам, столь популярным и ценимым у туркмен.

Георгия Ивановича Карпова давно нет среди нас. Труды же этого замечательного подвижника науки живы и ещё долго будут помогать людям в более полном познании прошлого Туркменистана и туркменского народа. И не только труды. Известный туркменский литератор Мяти Косаев в газете «Эдебият ве сунгат» («Литература и искусство») за 15 июля 1988 года писал, что благодаря Карпову был спасён один из наиболее известных памятников средневековой архитектуры Туркменистана – мавзолей султана Саджара. Дело в том, что в 1926 году работники городского хозяйства Байрам-Али для того, чтобы улицы городка не были столь пыльными, приняли «мудрое» решение – вымостить их кирпичами из этого памятника. Сообщение об этом безнравственном и преступном решении, которое уже начало осуществляться, дошло до Г.И.Карпова, бывшего тогда ответственным секретарём ЦИК республики. Он тут же строго распорядился прекратить это и таким образом от памятника, ставшего ныне своего рода символом истории Туркменистана, была отведена угроза уничтожения.

В 1991 году автором этих строк было подготовлены монографическое исследование «Г.И.Карпов - туркменский историк, этнограф и общественно-политический деятель» о жизненном пути и научной деятельности этого неординарного человека. При подготовке, помимо библиотечных и архивных фондов, удалось поговорить с некоторыми из тех немногих здравствующих, кто знал Георгия Ивановича лично. Съездил я и в ныне отсечённую от России Калининградскую область, где живут переехавшие туда из Ашхабада дочери Карпова – Лидия Георгиевна и Роза Георгиевна, две оставшиеся в строю изо всех его восьми детей. Они передали мне для книги сохранившиеся в семейном архиве ценные фотографии дореволюционного и довоенного периодов. Монография была рекомендована в печать Учёным советом нашего института истории АН Туркменистана. Вторым выпуском я планировал издать большой однотомник избранных его работ, оставшихся в рукописи. Но, увы, распался Советский Союз и без спонсорства теперь книги не издать. Это эссе – скромный вклад автора в память о Г.И.Карпове.

 

Сергей Демидов

Поиск по сайту:


Календарь:
2017     Ноябрь
П В С Ч П С В

 

 

12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

 

 

 


Архив:


Общее   |  Журнал   |  Проeкты   |  Права человека   |  Литература   |  У соседей   |  Аналитика   |  История   |  Акции   |  Хроники   |  Хроники, часть 2   |  Хроники, часть 3   |  Хроники, часть 4   |  Хроники, часть 5   |  Фото   |  Пресса   |  Туркменбаши   |  Ссылки

Это очень важный документ, поэтому мне нужен профессиональный перевод с туркменского

За cодеpжание автоpcких матеpиалов и выcтуплений отвечают автоpы.
"Фонд "Туркменистан", 2002 - 2009